postheadericon Паоло Роверси-Черрути

Паоло Роверси-Черрути

Паоло Роверси (р. 1947) пришел в «фэшн» в семидесятых из фотожурналистики. Такой, для кого-то радикальный, разворот из одного направления в другое он объясняет просто: «Не было никакой особенной причины и повода.

Все случилось как-то само собой.

Как дуновение ветра — однажды вдруг начинаешь снимать иное и все»

К сегодняшнему дню его имя — это часть мировой фотографии, а изображение — блестящая иллюстрация коллекций Yohji Yamamoto, Christian Dior, Givenchi и, конечно, Cerruti (хороший предлог для сегодняшнего разговора). Будучи фэшн-фотографией по всем признакам, изображение Роверси значительно выходит за рамки только лишь жанровых толкований. И дело даже не в жанрах, а если хотите, в чувствах, в настроении.

Его сдержанные, спокойные, очень романтичные работы сродни непостижимо-изящным адажио Марчелло, Альбинони или Вивальди — не могут не обратить на себя внимание. Фотограф Барри Латеган отзывается о нем не иначе как о «художнике с неординарным, непревзойденным почерком»*. Не бьющая в глаза, лишенная какой-либо назойливости и прямолинейности, эта фотография — как из ниоткуда появившись и тут же пропав в потоке хаоса скучных, нудных городских запахов и шумов — легкое, свежее дуновение моря. В ней ожидание и тайна. Тайна, которую и не хочется разгадывать, недосказанность — то, что всегда волновало и будет волновать в любом из направлений искусств.

Фотограф за прошедшие годы выпустил три книги — Nudi, Libretto и Images/Cerruti(Steidl)**. Публикации очень взвешенные — каждая предлагает лишь небольшой спектр творчества, отдельную тему. Так Images/Cerruti, притом что являет собой результат целых восемнадцати лет совместной работы фотографа с известным дизайнером Нино Черрути, — это всего сорок пять изображений.

— Паоло, в истории фэшн-фотографии известно немало примеров долгих союзов между фотографами и дизайнерами. Чего стоят хотя бы 25 лет работы Ричарда Аведона и Джанни Версаче. На ваш взгляд, что приобретают обе стороны от такого рода сотрудничества?

— Что приобретают? Понимаешь, «фэшн» — это о женщине как идее. Дизайнер, когда он работает над своим очередным платьем, думает и видит перед собой идеал, будь то женщина Версаче, Армани или, скажем, леди у Шанель. И фотограф, когда помогает реализовать эту идею о женском идеале, делает это в форме своего изображения, посредством своего изображения… Если же говорить о тех уже восемнадцати годах совместной работы с Нино Черрути, то она всегда доставляла только удовольствие и из года в год становилась лучше и лучше. Близкие дружественные связи только помогают найти то необходимое чувство, ощущение, что требуется в работе над каждым новым проектом.

— Что же такое работать с Черрути? Я никогда не поверю, что это исключительно рабочие взаимоотношения.

— Конечно, нет. Мы всегда обговариваем с Нино каждую новую работу. «Фэшн» же меняется из сезона в сезон. Настроение меняется. Мы, бывает, устраиваем вместе ланч или ужин. Иногда и несколько раз. Обсуждаем ощущения, что хотели бы передать. Они могут быть навеяны просмотренным недавно фильмом или прочитанной книгой. Они могут быть результатом от интересной встречи с кем-нибудь. Все это разные ситуации и перемены. И из каждой новой кампании может выйти и новая ситуация, новое окружение или атмосфера. По-разному бывает. Если в длительном совместном сотрудничестве и есть что негативное, это опасность впасть в рутину. К счастью, этого ни разу не случалось. Всегда что-то происходило, двигалось в самых разных направлениях и приводило к интереснейшим ситуациям.

— И ежели попытаться охватить все восемнадцать лет, то что можно было бы назвать самой потрясающей вещью?

— Как сказать. Самая потрясающая вещь, что произошла, — это сложившиеся дружеские отношения с Нино. Ты ведь знаешь историю***. Жизнь мою она не изменила в том смысле, что радикально повернула из одной стороны в другую, но стала ее большой составляющей. И как не стать после стольких лет общения. Помимо всего, это ведь и часть моей карьеры, и какая важная…

— Сам жанр фэшн-фотографии… Выдумка. Стиль. Элегантность. Магия. Что она для вас?

— Я думаю, фэшн-фотография — это стиль, элегантность, выдумка, магия и даже более. Я думаю — это отражение того, что происходит на улице, это настроение в воздухе, много всего. Единство всех этих слагаемых. Трудно дать какое-то одно определение фэшн-фотографии, но есть что-то, что касается многих людей, даже если они этого и не подозревают — существует очень сильная взаимосвязь между фэшн-фотографией и стилем жизни многих из нас.

— Можно сказать, что изображение, фотография — это и фотограф, и зритель. Один делает изображение. Другой смотрит на него. Думали ли вы о том, что являетесь зрителем. В широком смысле значения этого слова: когда смотрите на изображение на выставке, стене, в журнале или книге?

— Являюсь ли я зрителем? Конечно же, я зритель! Я фотограф и зритель. Да и нельзя быть фотографом, не являясь зрителем, если я правильно понял вопрос. Можно быть зрителем, но совсем не обязательно, что одновременно и фотографом. А вот не быть фотографом и не быть зрителем — никогда!

Ответ на вопрос, музыку каких композиторов он любит, Раоло Роверси предпочел оставить открытым: «Догадайся». Впрочем, стоит ли гадать? Фотография, как и музыка, вне классификации. «Я не думаю, что являюсь просто фэшн-фотографом, хотя, безусловно, большую часть времени снимаю «фэшн». Я бы скорее считал себя фотографом мира».

Жанровое трактование фотографии всегда условно. Это скорее обозначение работы. Ее содержание гораздо глубже, и поиски более точного определения могут завести в тупик. Паоло Роверси. Что скрывается за его фэшн-фотографией? Чувства и настроение, ожидание и тайна («Портфолио», «Паоло Роверси — Черрути», стр. 18).

Каждая компания строит свои линейки камер по-разному. Nikon, например, всегда выдерживала достаточно приличную дистанцию между нижней и верхней моделями серии. Но вот настал момент, когда она решила изменить эту традицию. Несколько штрихов к уже известной модели Nikon F60, и перед взыскательными ценителями предстала новинка — Nikon F65, аппарат промежуточного класса («Техника», «Фокус/Фото», «Штрихи к портрету», стр. 42).

Любопытный альянс между двумя мировыми производителями — компаниями Asahi Optical и Hewlett-Packard — вылился в выпуск двух моделей цифровых фотокамер. Одну из двух камер мы уже протестировали. В сегодняшнем тесте — вторая модель. Однако с тех пор как прозвучал их анонс, минул год. В индустрии цифровой фототехники за это время изменилось многое, поэтому поневоле задумаешься, а стоит ли производителям выдерживать такие длительные паузы? Однако в конечном итоге на этот вопрос смогут ответить только читатели («Техника», «Фокус/Фото», «В двух лицах», стр. 44).

Люди обожают шпионскую тематику. Всякие там нелегалы, уколы зонтиками, тайники и радиостанции в пуговицах. Естественно, читая детективы и статьи, на месте разведчиков они представляют себя: как крадутся по темным улочкам Вены, чтобы сделать на заборе зарубку — сигнал связному. Однако чтобы почувствовать себя в роли бойца невидимого фронта, не обязательно оканчивать шпионскую академию, достаточно надеть наручные фоточасы Casio Wrist Camera («Техника», «Фокус/Фото», «Игра в шпионов», стр. 49).

Любое инструментальное исследование фотопленки таит в себе интригу. А какая у нее реальная чувствительность? Насколько хорошо она передает цвета? Какое зерно? Профессиональные фотографы весьма придирчиво относятся к качеству фотоматериалов. Цветная обращаемая профессиональная фотопленка Fujichrome Provia 100F выдержала это испытание («Техника», «Фокус/Фото», «Художественный фильм», стр. 52).

Полупрофессиональные фильм-сканеры привлекают всех. Во-первых, профессионалов: экономия денег плюс высокое качество. Во-вторых, любителей: высокое качество плюс разумная цена. Однако как известно, нельзя объять необъятное, плюс каждая модель нуждается в детальном исследовании и сравнении по соотношению цена/качество («Техника», «Тест», «Кандидаты в мастера», стр. 54).

Чем руководствоваться при работе с негативами ушедшего фотохудожника: отношением автора к ним или общим культурно-историческим контекстом того времени? Автор материала «Негатив как памятник — проблема интерпретации» («Тема», стр. 66) склоняется к… интерпретации.

Эпоха географических открытий продолжается. Например, африканский континент, казалось бы, досконально изучен, все пустыни, озера и вершины нанесены на карту. Но вот в конце 20 века туда едет экспедиция и обнаруживает доселе не известный фотоархипелаг. Новые имена и стили. Представление работ — на фестивале «Ноордерлихт»/Noorderlicht — «Африка изнутри» («Тема», «Африка изнутри», стр. 76).

Приятно начинать каждый день с календарем Hasselblad. Любоваться работами таких фотографов, как Изабель Мунош, Антон Корбайн, Марио Краво Нето и Ховард Шатц. Всего — около 40 работ. Так, вдохновившись, можно и жить начать по-новому. Стоит лишь однажды утром взглянуть… («Репортаж», «Двенадцать избранных», стр. 84).

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.